«Вот, говорят, умерла литература. Вот, говорят, нет (и не дождетесь) в
России среднего класса. Появление прозы Радкевича – опровержение и
первого, и второго тезиса. Он вводит нового героя – «среднего русского».
Это совсем не одиночка «новый русский». «Средний русский» – это то, кем
может стать большинство из нас, если, конечно, ничего не случится. Кто он,
этот «средний русский» (кто мы)? Как он вписывается (мы впишемся) в мир? –
знает ли об этом сам автор? Пошел ли процесс?»
Татьяна Морозова, «Литературная газета»
«Радкевич вывел главного героя, олицетворяющего собой «среднего русского».
Это человек, родившийся в средней советской семье, который, «достигнув
жизни середину», оказался на баррикадах у Белого дома в августе 91-го.
Судя по происходящим в нашей стране событиям, у главного героя книги есть
шанс поучаствовать на склоне лет в еще одной «революции» – оранжевой.
Остается надеяться, что он к этому времени станет более разборчивым в
выборе тех, кто оплачивает баррикады».
Федор Хмелевский, «Литературная Россия»